Чемпионат мира: Театр одного актера

Суббoтa. Xeльсинки. Юдзуру XAНЮ вeрнул сeбe звaниe сильнeйшeгo фигуристa плaнeты. Фoтo: Reuters

В стoлицe Финляндии зaвeршился турнир лучшиx фигуристoв мирa.

 

Eлeнa ВAЙЦEXOВСКAЯ

из Xeльсинки

 

Мужскoй турнир с eгo тридцaти шeстью учaстникaми прoистeкaл кaк бы в двуx пaрaллeльныx рeaльнoстяx: в oднoй рeшaли свoи «oлимпийскиe» зaдaчи прeдстaвитeли сaмыx рaзныx стрaн, в другoй «узкaя группa тoвaрищeй» двигaлa фигурнoe кaтaниe в свeтлoe высoкoтexничнoe будущee. Тaкиx былo всeгo сeмeрo — тex, ктo включил в программу два прыжка в четыре оборота.

 

В этом сезоне спортсмены в массовом порядке стали осваивать «старшую» группу в виде флипов, лутцев и риттбергеров. На табло короткой программы все это выражалось достаточно наглядно: китаец Цзинь Боян благодаря своим двум четверным (лутцу и тулупу) набрал 98,64, упавший на приземлении с тройного акселя американец Натан Чен (лутц в каскаде и флип) — 97,33, а ведь сильнейшая разминка еще даже не выходила на лед.

 

Небольшой неприятной неожиданностью для олимпийского чемпиона Юдзуру Ханю стало не совсем удачное приземление с четверного сальхова из-за чего второй прыжок в каскаде получился лишь двойным, но благодаря тому, что в программе наличествовал еще и четверной риттбергер, общий результат получился высоким.

 

Затем «новичок года» Шома Уно нахально саданул свой личный рекорд на четыре с лишним балла, а выступающий следом двукратный чемпион мира Хавьер Фернандес задрал уже свою рекордную планку почти на пять.

 

Титул самой интригующей фигуры мужского турнира до начала субботней произвольной программы я не задумываясь отдала бы двукратному победителю мировых первенств Хавьеру Фернандесу. На первый взгляд, Хавьер оказался в Хельсинки немножко в офсайде: вне количественной гонки четверных, в которой состязалась вся «многооборотная» компания во главе с Натаном Ченом. Американец заявил в произвольной программе пять прыжков в четыре оборота, олимпийский чемпион Сочи Юдзуру Ханю, его соотечественник Шома Уно и китаец Боян Цзинь — по четыре.

 

В сравнении с теми, с кем предстояло бороться, испанец на первый взгляд имел не так много преимуществ. Точнее — вообще не имел их. Он никогда не был столь же «космичен», как Ханю — фигурист с инопланетной, тягучей пластикой, способный «взрываться» и взлетать в прыжках так, как никто иной. Прыжкового арсенала Чена у Хавьера не было и близко. Имелись только традиционные тулуп и сальхов, один из которых Хавьер намеревался исполнить еще и в каскаде.

 

Но как же уверенно все это преподносилось публике! Более того, сезон Хавьер начал так, словно для себя уже окончательно решил: фигурное катание в его жизни не главное, причем от слова «совсем».

 

Не берусь утверждать, но возможно, что на фоне достаточно большого количества стартов мировое первенство осталось для Фернандеса единственным турниром, заставляющим почувствовать вкус адреналиновой схватки и самозабвенно ей отдаться. Во всяком случае это он блестяще продемонстрировал в четверг в короткой программе, похожего ждали от Хавьера и в субботу.

 

На спортивном языке это называлось «отстоять титул». Заработать третью по счету корону чемпиона.

 

Ханю сделал все, чтобы осложнить товарищу по тренировочной группе эту задачу. Можно произнести пафосную фразу: «Такого проката мир еще не видел» — и она будет всего лишь констатацией факта. Результат 223,20 почти на четыре балла перекрыл личный рекорд японца за произвольный прокат, зафиксированный в финале позапрошлогоднего финала «Гран-при». Общего рекорда не получилось лишь по той причине, что в короткой программе Юдзуру остался пятым из-за заваленного каскада и проиграл Фернандесу более десяти баллов.

 

Несмотря на ощущение абсолютной недосягаемости японца (можно было не дожидаясь окончания соревнований заявлять, что результат Ханю за произвольный прокат не превзойдет уже никто), интрига сохранялась: лучший результат Хавьера за произвольную программу, показанный им на прошлогоднем мировом первенстве, был всего на 6,79 ниже того, что зафиксировал олимпийский чемпион. Фернандесу повезло даже в том, что в качестве «прокладки» между ним и Ханю было аж четыре человека, катание которых порядком приглушило потрясение от проката японца.

 

Другими словами, все было в руках действующего чемпиона мира. Или в «ногах» — что точнее.

 

«Битвы человека с драконом» не получилось: на третьем из своих четверных прыжков Фернандес упал, потом пошли помарки. Причина могла крыться как раз в том, что за маячущую впереди третью корону Хавьер был вынужден биться с соперниками не только в рамках соревнования, но и на каждой из тренировок, перетягивая на свою сторону симпатии судей. Ему, кстати, прекрасно это удавалось: свидетели тренировочных прокатов не уставали поражаться, насколько хорош испанец.

 

Но на финал нервов не хватило. Двукратный чемпион мира боролся до последнего, а по сути просто сделал свой вклад в то, чтобы мужской турнир так и остался театром одного актера.

 

***

 

В короткой программе пар планку установили четырехкратные победители чемпионата Четырех континентов Сюй Веньцзин и Хань Цун, шагнувшие за восемьдесят баллов и установившие очередной личный рекорд. Алена Савченко и Брюно Массо тоже покинули лед с личным рекордом. Но до китайской пары не дотянули. 

 

Хотелось пожалеть двукратных чемпионов мира Меган Дюамель и Эрика Рэдфорда, оставшихся седьмыми: из-за травмы бедра Эрик тянул всю программу на «зубах» и даже не сумел толком сесть в «тодес»…

 

В том, что чемпионами мира станет китайский дуэт, даже как-то не приходилось сомневаться — слишком убедительным получилось первое впечатление, оставленное спортсменами в «коротком» прокате. Примерно как в хороших боевиках, когда при первом же выстреле героя в преследующую его толпу, мгновенно понимаешь: все, ребята, вам кранты! Этот — не промахнется.

 

А ведь всего год назад, как только стало известно о том, что сразу после чемпионата мира в Бостоне Сюй Веньцзин ложится на операцию даже не на одной, а на двух ногах, комментарии носили исключительно пессимистичный характер. Слишком, мол, все будет сложно. Слишком стремительно парное катание уходит вперед. Если на что и надеяться, так это на то, что вновь образованные из прежних две другие китайские пары не сразу выйдут на конкурентоспособный уровень. Пока скатаются, пока разучат парные элементы — не одного года вопрос, короче.

 

На практике все оказалось не так. Пара Пэн Чэнь/Чжан Хао была разбита сразу после того, как завершила турнир в Бостоне 12-м местом, потеряв заодно третью квоту для страны. В короткой программе Чжан Хао с новой партнершей вошел в первую четверку. Что реально потрясало в их исполнении, так это невероятный прогресс 30-летнего партнера.

 

Аналогичное восхищение вызывали Сюй Веньцзин и Хань Цун. Достаточно сказать, что победить им не помешало даже падение партнерши. Сама же программа, поставленная дуэту легендарной Лори Никол, была до такой степени нашпигована интереснейшими и сложнейшими находками, что оставалось только сожалеть, что она — не олимпийская. В целом же две китайские пары были наглядной иллюстрацией того, что бывает, когда страна задается целью победить и начинает работать в этом направлении.

 

Алена Савченко, сменив партнера в 2014-м, пошла трудным путем. Сложнейшие элементы, продуманная до мелочей постановка и 46 килограммов воли к победе, упакованные в очаровательную внешность партнерши, создали смертельно опасную для окружающих смесь. Китайцы против этого натиска устояли — отчего их победа заиграла дополнительными красками.

 

***

 

Танцы — особенная история. Здесь слишком жестко прописаны все элементы, из которых складываются программы. База в 42,80 — это максимум. А база дуэта, занявшего в Хельсинки 18-е место, составила 39,40. Другими словами, это не гонка с раздельным стартом. Это массовый забег, в котором главное — чтобы тебя не затоптали на старте.

 

Для этого нужно выделяться. Постановкой, «фишечками», необычностью, экстерьером — чем угодно, но чтобы в твой адрес восторженно выдохнули: «Вот это да-а-а-а!» Как выдыхал мир те два года, что на льду царствовали французы Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон, а в этом году еще и в адрес возвращенцев — олимпийских чемпионов Ванкувера Тессы Вирчу и Скотта Моира. Чем один из дуэтов лучше другого? Да ничем. Даже места распределились поровну — одна победа и одно второе место у каждого, чемпиона же определила лишь совокупность баллов. Но это вторично. Первично то, что при двух равных соперниках, ведущих непримиримую борьбу, зрелищу гарантированно обеспечены накал и интрига. И какая к черту разница, что происходит за спинами лидеров — у кого там пятое место, а у кого — восьмое?

 

***

 

За последние пару лет в женском катании произошла интересная метаморфоза: оно, если можно так выразиться, стало абсолютно технологичным. В погоне за второй оценкой спортсменки и раньше старались заполнить программу всевозможными межпрыжковыми элементами и связками, но эта оценка по инерции продолжала отражать некий негласный рейтинг фигуристок — титулы и выслугу лет. Очередное совершенствование правилах привело к тому, что в части «компонентов» их стало можно использовать как инструкцию: сколько и каких движений должен совершить фигурист, чтобы получить за свой прокат максимум. Это сразу позволило тренерам не ждать, так сказать, милостей от природы, тихо надеясь, что судьи окажутся благосклонны к их подопечным, а нашпиговывать программы конкретными связками и «фичерами» по той же самой схеме, по которой раньше в программе расставлялись исключительно прыжки.

 

Но вот парадокс: при всех чудесах, что творят на льду прыгающие малышки, миру значительно интереснее катание Эшли Вагнер, Кейтлин Осмонд и даже Каролины Костнер, хотя понятно, что лучшие годы итальянки уже позади.

 

Интересно, что Осмонд, впервые появившаяся на мировом первенстве четыре года назад в канадском Лондоне, уже тогда сильно взбудоражила фигурнокатательную общественность. Известный тренер Валентин Николаев, работавший в свое время с олимпийской чемпионкой Лиллехаммера Оксаной Баюл, тогда отметил, что в программах канадки нет ни одного пустого места — все элементы очень крепко «сшиты» между собой. Просто потом у Осмонд началась целая череда травм. Но когда она вернулась, стала лишь сильнее.

 

Осмонд была практически единственной конкуренткой Евгении Медведевой. Но россиянка завершила свой прокат очередным мировым рекордом — 154,40. После этого выступления Осмонд можно было уже не ждать: это была слишком высокая для нее планка. 

 

Спорт-Экспресс

 

ХЕЛЬСИНКИ. Чемпионат мира. Мужчины. 1. Ханю (Япония) — 321,59 (98,39 + 223,20). 2. Уно (Япония) — 319,31 (104,86 + 214,45). 3. Цзинь Боян (Китай) — 303,58 (98,65 + 204,94). 4. Фернандес (Испания) — 301,19 (109,05 + 192,14). 5. Чан (Канада) — 295,16 (102,13 + 193,03). 6. Н.Чен (США) — 290,72 (97,33 + 193,39)… 25. ПАВЛОВ (Украина) — 69,26 (выступал только в короткой программе). 

 

Женщины. 1. Медведева (Россия) — 233,41 (79,01 + 154,40). 2. Осмонд — 218,13 (75,98 + 142,15). 3. Дальман (обе — Канада) — 213,52 (72,19 + 141,33). 4. К.Чен (США) — 199,29 (69,98 + 129,31). 5. Михара (Япония) — 197,88 (59,59 + 139,29). 6. Костнер (Италия) — 196,83 (66,33 + 130,50)… 35. ХНЫЧЕНКОВА (Украина) — 46,98 (выступала только в короткой программе). 

 

Пары. 1. Сюй Веньцзин/Хань Цун (Китай) — 232,06 (81,23 + 150,83). 2. Савченко/Массо (Германия) — 230,30 (79,84 + 150,46). 3. Тарасова/Морозов (Россия) — 219,03 (79,37 + 141,03). 4. Ю Сяою/Чжан Хао (Китай) — 211,51 (75,23 + 136,28). 5. Столбова/Климов (Россия) — 206,72 (65,69 + 141,03). 6. Илюшечкина/Московитин (Канада) — 206,19 (73,14 + 133,05). 7. Дюамель/Рэдфорд (Канада) — 206,06 (72,67 + 133,39). 

 

Дуэты. 1. Вирчу/Моир (Канада) — 198,62 (82,43 + 116,19). 2. Пападакис/Сизерон (Франция) — 196,04 (76,89 + 119,15). 3. М.Шибутани/А.Шибутани (США) — 185,18 (74,88 + 110,30). 4. Уивер/Поже (Канада) — 184,81 (74,84 + 109,97). 5. Боброва/Соловьев (Россия) — 184,06 (73,54 + 110,52). 6. Каппеллини/Ланотте (Италия) — 183,73 (73,70 + 110,03)… 15. НАЗАРОВА/НИКИТИН (Украина) — 155,35 (63,86 + 91,49). 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.